АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ФОРУМ

FORUM FOR ANTHROPOLOGY AND CULTURE
RUS | ENG

Елена Ермакова

Почитание Криванковского колодца в Юргинском районе Тюменской области

Введение
Хронология
Явление колодца
Топография
Путь/маршрут к колодцу
Место
Источник
Паломничество
Вода
Растения и земля
Иконы
Обеты
Дети и колодец
Библиография

 

Явление колодца

Существуют несколько версий происхождения колодца, всевозможные догадки о его древности и «первооткрывателе», о том знаковом событии, благодаря которому возникло это место и стало святым, почитаемым, «молебным». На периферии находятся отдельные комментарии, в которых о происхождении колодца говорится в «давнопрошедшем» времени. По сообщению жительницы с. Шипаково, «ему уже 100 лет, этому колодцу», а о его происхождении «знают попы» [Инф. 39, женщина 1931 г.р.]. Другой информатор отметила в разговоре: «Еще старики были, дак до стариков еще этот колодец, это Криванково... Со всех деревней съезжалися, Богу молилися» [Инф. 28, женщина 1937 г.р.]. Один из паломников к колодцу рассказал: «Это, доченька, не нами заведено, это испокон веков – еще наши деды, прадеды там наши... Это все здесь связано. Нам уже по 70 лет, а мы вот помним, что уже сюда ходили. Вот поэтому этот день, Девята Пятница» [Инф. 18, мужчина 1938 г.р.].

В этих сообщениях можно заметить мифологизацию места, «удревнение» колодца, отнесение его почитания к традиции – «испокон веков», закрепление за этим местом «сказочного», надисторического времени, не имеющего точного начала.

Нами записаны также «путаные», нелогичные версии, где совмещаются разные временные пласты. Из опроса в храме с. Юргинского: Соб. Вы слышали о происхождении колодца? – Инф. Я слышала от мамы – пахали, поляна была, и начали пахать. Здесь же очень много было лесов. И вот начал пахать, и трактор заглох. Снова поехал – снова... И трактор заглохал на одном и том же месте. Вроде потом ему явление было... – Соб. Есть другие версии? – Инф. Не помню, но не одна версия. – Соб. Это советское время? – Инф. Нет, раньше [Полевой дневник автора. Опрос в храме с. Юргинского].

Одна из версий связывает происхождение колодца с явлением горящих свечей/огня/света, которые были для видевших их знамением святости места и знаком будущего источника. Истории эти существуют с разного рода подробностями, от самых простых, сводимых к мотиву горения свечи, до сюжетных, в которых к образу свечи добавляется образ двух святых, «святых дев», старика и даже заключенного. При этом знамение рассматривается то как указание копать колодец, то как его предвестник – источник начинал бить из-под земли без помощи человека.

Жительница с. Юргинского слышала, что «горела свеча на колодце» [Инф. 41, женщина 1931 г.р.]. Житель д. Дегтярева Юргинского р-на дед Гаврил сообщил такую легенду о возникновении святого колодца. Колодец этот стоит посреди поля. По рассказам, шел ночью человек, увидел в поле огонек на этом месте. Позднее там построили часовню [Ермакова 2008: 63]. О.А. Чередова рассказала: «Про Девяту Пятницу мне так рассказывали: увидели, там три свечи горят. <...> Но другие люди по-другому рассказывали. Но люди верующие были, видимо, понимали, к чему это, стали копать колодец. Выкопали. Значит, вот эта целебная вода. Установить мы не можем, в каком году это явление было» [Инф. 44]. Ее же письменный вариант в личном архиве отличается деталями от устного рассказа: «В 2-км от деревни Некрасова была деревня Криванково. Однажды жители увидели горящую свечу в лесу на Девятую Пятницу по Пасхе. Это был знак Божий. На этом месте выкопали колодец. Часовня была построена недалеко от колодца» [ЛА, № 4].

По другому сообщению, «в 15 км на северо-восток от р.п. Юрги находится д. Некрасово, после революции 1917 г. на 9-ю Неделю по пасхе (со слов жителей) было необычайное явление, недалеко от этой деревни в поле при сильном ветре горела свеча и свет от нее был виден на значительном расстоянии. Никто из жителей не смог приблизиться к этому месту, все были в трепете, после чего там появился источник, в народе назван Криванским колодцем Св. воды» [ЛА, № 2].

В следующем рассказе появление колодца связано с образом свечи и стрика, который увидел ее свет:

Инф. Вот она рассказывала, что какой-то обнаружил старичок, то ли из Некрасовой, то ли из Шипаковой, свечу. Главно, вода бьет, и свеча горит. Как специально кто ставил. Батюшка-то приезжал из Тобольска, вот имя говорил, что это Господь с небесов спускался, он ведь спускатся, он после Пасхи ходит до Вознесенья... – Соб. По земле? – Инф. По земле. Вот он всех нас – мать говорила, и отец говорил... У отца отец работал старостой в церкви. И вот он спускацца с небес и ходит по земле, исповедует, кто как живет, кто чем занимацца. И вот этот из Тобольска, она говорила... Мам, говорю, идти в таку даль, и в колодце такая же вода. Она говорит: «Нет, не такая вода в колодце». И вот этот, вот который обнаружил, старик-то, то ли из Некрасовой, ли из Шипаковой, и он охранял все время эту. Сколь Господь ходит, и вот она, эта свеча горит, он ее охраняет... [Инф. 48, женщина 1931 г.р.].

Девушка-паломница передала рассказ своей матери: «Из тюрьмы сбежал заключенный, и это место его спасло, он здесь увидел какой-то свет. И это место считается спасение вот этого человека, и так стало святым. Это было очень-очень давно, колодец очень старый» [Инф. 1, женщина 1995 г.р.].

Корреспондент районной юргинской газеты «Призыв» Т. Усольцева опубликовала в заметке, посвященной крестному ходу к колодцу, историю, рассказанную ей одним из информаторов: «Давным-давно, говорят, люди увидели над бьющим из-под земли ключом пылающую свечу. Может, с тех пор Криванковские места считаются святыми. А может, с тех пор, как к крестьянину Якову, что пошел в здешнем лесу дров нарубить, вышли двое святых. Каким образом и о чем говорили они с Яковом, а только богохульник и сквернослов Яшка перестал с той поры материться. Как отрезал. Поняли люди – особое это место, и студеная вода – особая: легкая, живая, целебная. Построили дом молельный, чтобы было где иконы разместить, людей, пришедших со всех волостей, принять. Беленький, чистенький домик. А смотрел за ним местный старичок, не имеющий никакого церковного сана» [Усольцева 2007].

В годы особенно активной пропаганды, развенчивавшей силу Криванковского места, в областной газете «Тюменский комсомолец» был опубликован фельетон А. Черняева «Сказки о святых и быль о грешных» (1959 г.). Хотя фельетон написан по идеологическому заказу и носит явный разоблачительный характер, «Рассказ о крестьянине Сидоре, его сыне Якове и уряднике», включенный в него, может служить для нас дополнительным источником (отметим, что в фельетоне нет упоминания о колодце).

Из разговора корреспондента с «бабкой Прасковьей»:

– Дошло до меня, что вы собираетесь писать в газету о Криванковских святых местах и о наших проделках. Заклинаю вас богом, – воскликнула бабка Прасковья, – не подвергайте себя опасности! Иначе с вами случится то же, что и с урядником, пока он не веровал в святых.
– А что же было с урядником?
– Во времена моей молодости был у нас в деревне ныне покойный крестьянин Яков (царствие ему небесное), сын Сидора – охотника (не к ночи помянутого). Приехал как-то Яков на Криванковские места жерди рубить, забрел в колок, смотрит – а перед ним святые девы стоят в образе монахинь и палочками манят его. Выронил Яков топор, глаза от страха открыть не может, а святые ему и говорят: «Пойди в деревню и скажи отцу, чтобы он явился сегодня ночью».
Исполнил Яков наказ монахинь. Одел отец Сидор ягу (тулуп, значит), пошел на указанное место, а кругом ночь, хоть глаза коли. Да мужик был он не робкий. И слышит Сидор голоса из мертвых уст льются, а видеть святых не может...
Вернулся в деревню он и пошел по дворам ходить, сообщать, что Криванковские места святые, по ночам там в норах свечи горят, и что в эти места миру надо ходить на моленье, и приклад денежный и вещественный делать, дабы избавить себя от притчи разной и болезней страшных.
И повалил народ на Криванково к иконам, со свечами, кто гривенник, кто трешницу, кто по двадцать рублей бросит на отведенный бугорок, а кто и быка с собой вдет в жертву господу.
Узнал об этом урядник, бывший сосед мой (фамилию его я уже запамятовала). Узнал, значит, прискакал на коне в Криванково, разбросал свечи, иконы, людей разогнал. «С ума, говорит, вы что ли спятили. На что молитесь-то, на лисью нору? А этих трех святых ваших я знаю. Поймаю я их здесь ночью, подниму монашеские юбки да отхлещу плетью по тем местам, на которые им садиться положено. Пусть народ не сбивают с толку».
Накричал этот урядник и уехал. А вскоре его бог наказал – сын урядника захворал (параличный он у него сызмальства был).
Образумился тогда урядник, не стал больше приклад разбрасывать, прикарманивать начал. Зажил урядник так, что любой купец бы ему позавидовал. А все почему? Потому, как в святость Криванковских мест поверовал. Сын, правда, у него так и остался параличным
[Черняев 1959: 2–3].

И в заметке корреспондента Т. Усольцевой, и в фельетоне А. Черняева фигурирует некий крестьянин Яков, или Яшка, «богохульник и сквернослов». Кстати, в заметке Т. Усольцевой «Высокий свет Девятой Пятницы» от 2005 г. сообщается, что этот самый «матершинник Яков» – реальное лицо. Впрочем, ни один из информаторов в своих версиях о происхождении святого места не упомянул Якова. Единственное имя, которое нам удалось записать, – это Иисус Христос. Как рассказала одна паломница, «это как у нас один пас – тут был, щас в Юргу уехал. Это, говорит, Иисус Христос туда спустился, и на том месте выкопали колодец. Я говорю: "Дак ты то ли видел?" – "Дак стары-то люди говорят, наша мать, мол, говорила"» [Инф. 27, женщина 1948 г.р.] (ср. с вышеизложенной версией, объясняющей, что «это Господь с небесов спускался»).

Другая версия о происхождении колодца связана с пением / колокольным звоном, раздававшимся в этом месте из-под земли, который кто-то услышал. Такая легенда рассказана нашим информатором из д. Некрасова. Девушка сообщила, что один «пастух пас коров, прилег отдохнуть и услышал, что из-под земли пение раздается. И решили, что это место святое, стали все сюда ходить» [Инф. 21, 1991 г.р.]. Другой наш информатор рассказал такую версию: «Слышали колокольный звон. И какое-то песнопение в течение нескольких дней. Потом там построили часовню» [Инф. 26, мужчина]. Некоторые рассказы объединяют в себе несколько версий. Так, по словам жительницы с. Шипаково, «люди шли с иконами – как будто бы в этот день Девятую Пятницу показались здесь как святые... Даже слышали звон колоколов» [Инф. 8, женщина 50 лет].

Эсхатологическими мотивами наполнена такая версия: «О происхождении источника слышал такую историю. Пришел некто и неизвестно откуда, в подряснике, перед войной 1914 года и сказал, что скоро будет война, церкви разрушат, священников разгонят, а чтобы народ не остался без святой воды, в Криванковой святая вода будет идти прямо из земли, пока храмы не восстановят; когда же нужда в нем отпадет, источник сам высохнет. Так что почитанию источника всего около ста лет» [ЛА, № 1].

[в начало][предыдущая страница][следующая страница][в конец]