Юлия Андреева


Вопросы власти и самоуправления в религиозном движении «Анастасия»: идеальные образы родовых поселений и «воплощение мечты»

Введение
Рассказы о родовых поседениях
Типы социального устройства
«Работа над коллективом»
Коммунитарный проект
Вечевая форма правления
Попытки реализации самоуправления
Заключение
Библиография

Среди новых религиозных движений существуют как авторитарные группы, сторонники которых готовы подчиняться одному лидеру, так и сообщества, исповедующие такой политический режим, где каждый влияет на принятие решений. Идеология того или иного учения может диктовать отношение к текущей государственной власти и, отталкиваясь от него, предлагать свой вариант организационных систем, одобряя или противясь сегодняшнему политическому курсу. Я собираюсь рассмотреть этот вопрос на материале одного из новых религиозных движений, в котором важнейшим декларируемым постулатом является свобода индивида и его право «действительность собой определять». Такой подход подразумевает принятие человеком на себя полной ответственности за все происходящее в его жизни и нежелание, выражаемое вербально, подчиняться кому-либо.

Движение родовых поместий возникло на основании серии книг Владимира Мегре «Звенящие кедры России», которые начали издаваться с 1996 г. Согласно утверждению автора, всю информацию, изложенную им, он получил в сибирской тайге от молодой женщины по имени Анастасия [1]. Центральная идея книг (и наставлений Анастасии) — это строительство человеком своего «родового поместья». Оно должно располагаться вне города и предназначаться для одной семьи, а его площадь — составлять не менее одного гектара земли. Согласно учению Анастасии, здоровый и полноценный человек может быть рожден только в таком родовом поместье в Пространстве Любви [2]: в доме, построенном руками родителей из натуральных материалов, окруженный здоровой и естественной средой обитания. Совокупность таких поместий единомышленников составляет родовое поселение.

В целом движение анастасийцев [3] представляет собой группу с размытыми границами. В ней отсутствуют единая иерархия, фиксированное членство, взносы и другие формы институционализированного взаимодействия. Объединения единомышленников происходят ситуативно и спонтанно, в случае возникновения такой потребности. Например, для обсуждения книг, проведения семинаров, концертов, решения каких-то общих задач. Создание родового поселения, конечно, начинается еще в городе, чаще всего в клубах читателей книг Владимира Мегре (ил. 1).

 

Ил. 1. Празднование Дня Земли под Кедром. Выставка фотографий прошлогоднего праздника. Санкт-Петербург, 2010 г.

Из-за того что в движении нет единого организационного центра, специальных ритуалов для приема в группу, последовательной унификации идеологии и строгой регламентации практик, взгляды анастасийцев на родовое поместье и родовое поселение достаточно сильно разнятся. Поэтому в данном случае речь будет идти не столько о системе управления, уже существующей среди участников движения «Анастасия», сколько о дискуссиях, связанных с тем, каким именно должен быть строящийся новый социум. Некоторые из проектов родовых поселений начали воплощаться в жизнь, но бόльшая их часть до сих пор находится в стадии зарождения.

Основным материалом для данной работы стали устные и письменные обсуждения и рассказы анастасийцев как в публичном пространстве клуба, Интернета, собраний и встреч, так и во время интервью со мной (более 30). Значительная часть таких выступлений рассчитана на публику и имеет презентационный характер, поэтому я рассматриваю скорее не то, как осуществляются властные полномочия в реальности, а то, как анастасийцы хотели бы, чтобы они воспринимались другими. Мои полевые наблюдения относятся преимущественно к Санкт-Петербургу и Ленинградской области и проводились в 2008–2012 гг. В ходе работы я посещала разнообразные встречи читателей «Звенящих кедров», участвовала в собрании жителей строящегося поселения, а также ездила в одно из крупных поселений в так называемый «гостевой день», специально отведенный для посещений.

О поселениях анастасийцев можно узнать не только посредством поездки к ним. В Санкт-Петербурге периодически устраиваются встречи, где представители разных поселений презентуют достоинства своих проектов и рассказывают о сложностях, с которыми они сталкиваются. Разумеется, на встречах не принято говорить о конфликтах, происходящих между жителями родовых поместий, а общий настрой обычно крайне воодушевляющий и оптимистичный. Разнообразные пласты полевого материала демонстрируют определенное сходство между проектами и путями их реализации у инициативных групп из разных регионов России и даже стран ближнего зарубежья. При этом диапазон различий обычно существует в рамках изложенного в книгах В. Мегре учения и большей симпатии/антипатии по отношению к какому-то отдельному моменту (ил. 2).

 

Ил. 2. Карта поселений родовых поместий, статистика 2011 г. <http://ic.pics.livejournal.com/wwwanastasiaru/19036883/4592/original.jpg>

 

Рассказы о родовых поселениях

В рамках движения анастасийцев существует определенное дискурсивное поле, основанное на единой системе ценностей, однако уже в его пределах могут возникать разногласия и складываться полярные мнения. Общим для всех анастасийцев является интерес к народным традициям, экологической чистоте, вегетарианству или сыроедению (т.е. употреблению термически не обработанной пищи). Зачастую у читателей книг движения «Звенящие кедры России» существует некоторый предшествующий эзотерический или религиозный опыт.

Обсуждение этих вопросов часто оказывается основополагающим, т.е. влияет на формирование взглядов и поведение сильнее, чем реальные события и практики. Как писала в своей книге, посвященной русским разговорам, Нэнси Рис, речевой мир «не просто отражает мир более “зримого” социального действия, но и участвует в построении последнего». Говорение оказывается одной из составляющих производства социальных парадигм и практики их воспроизводства. В процессе общения единомышленников образуются определенные узнаваемые формулы разговора, касающиеся как тематики, так и форм словоупотребления [Рис 2005: 23].

Для анастасийцев процесс строительства родового поместья может начаться задолго до появления земельного участка, которое зачастую вторично и отражает скорее готовность коллектива/индивида воплотить мечту. Обычно строители родовых поместий создают картинку идеального поместья и на ней подробно указывают то, что планируют расположить на участке, и то, чем они собираются там заниматься. Так, участники создающегося поселения регулярно собираются «на вече» в городе и обсуждают текущие вопросы:

Землю мы оформляем. Это инициативная группа, скажем, назвать поселением. Мы уже называемся поселением, потому что мы живем делами, мыслями, планами, мы все это развиваем. Поэтому поселение не значит, что там вот ты уже поселился — тогда это поселение. Поселение — тогда, когда люди собрались делать то, что они хотят. Ну это наше видение. Вот, и у нас земля на стадии оформления, документы у нас оформляются, проекты разрабатываются, деятельность складывается (жен. ок. 35 лет, Одесса).

На сайтах анастасийцев и в разнообразной литературе рекламного характера обычно создается красочный образ идеальной и гармоничной сельской («поселенческой») жизни, где счастливые семейные пары с детьми (все в народных костюмах) пребывают на лоне природы. В данном случае преподносимый идеал ориентирован на сельский образ жизни, традиционные семейные ценности и национальное возрождение. С точки зрения анастасийцев, окружающая действительность формируется прежде всего человеческим мышлением и речевым поведением. Они верят в материальность мысли и в то, что детально продуманные идеи обязательно реализуются: Вселенная «прочитывает» созданный «образ» и воплощает его. Поэтому в любых разговорах стараются избегать упоминания «негатива», который может повлиять на будущую реальность (ил. 3).

 

Ил. 3. Арт-коллаж «Родовые поместья» с рисунками читателей из картинной галереи сайта «Анастасия.ру»

В своей книге, посвященной советским коммунам, Доминик Дюран рассматривает пропагандистские издания разных периодов, в которых описаны послереволюционные коммуны, и различные образы, которые в них воспроизводятся. На этом материале она прослеживает «не столько эволюцию коммун, сколько метаморфозы дискурса», т.е. изменения презентации коммун внешнему миру в зависимости от политического курса советской власти 1920-х гг. [Дюран 2010: 226]. В отношении анастасийцев можно заметить, что авторепрезентация поселений обычно отражает антимодернистские и националистические настроения, формирующиеся под влиянием текущей политической ситуации. Она направлена на привлечение в поселения новых членов, создание привлекательного образа подобных проектов, а также на рекламу коммерческих товаров и услуг, которые в перспективе сможет предложить поселение. Установки создателей поселений эксплицируются на интернет-сайтах и форумах, в буклетах, газетах, на специальных стендах и плакатах, а также в устных выступлениях активистов движения, которые периодически устраиваются как на небольших клубных встречах, так и на крупных конференциях читателей.

Описание проектов поселений предполагает верность заданному в книгах Мегре направлению движения. Невозможность полного воплощения в жизнь провозглашенных идеалов объясняется в первую очередь неготовностью людей «на духовном плане». Несоответствие между поместьями, описанными в книгах, и тем, что можно увидеть в реальности, объясняется как следствие искажения идеала или же ошибками, которые возможны на первоначальном этапе строительства поселения.

Среди популярных нарративных конвенций в описаниях заметное место занимает героический рассказ о поселении как о единой сплоченной общности, легко и дружно преодолевающей все невзгоды. Он восходит к «пропагандистским» фильмам [4], песням Солнечных Бардов [5], соответствующей литературе и периодическим изданиям [6]. Такими впечатлениями о родовом поселении со мной делится информантка, регулярно читающая газету «Родовая земля»:

Вот у них, между прочим [вздыхает], есть проблемы. А так там такие люди хорошие, мне так нравится «Родное»! А сейчас там идет полемика, какие-то отгруппировались и говорят: «Ну… давайте назовем не родовым поселением…» — или, может быть, они имеют в виду, что… но они уже судились, и это… все отсудили, все уже вроде на месте у них. Тоже их… их же хотели бульдозером, дома сносить, приезжали даже с бульдозером уже, но эти встали за руки [нрзб., усмехается], не пустили, и потом отсудились сколько времени, чтоб доказать… что они пра… правы, что нельзя сносить (жен. 1936 г.р., СПб.).

Однако вся эта информация рассчитана прежде всего на «своих». Участники движения часто говорят о необходимости умалчивания «истинных» оснований приобретения земли в публичном пространстве, в частности при общении с официальными представителями власти в регионах и деревенскими жителями [7]. При этом предлагается оперировать ссылками на более понятную и практичную причину создания поселения, т.е. в зависимости от ситуации указывать на то, что администрация может воспринять в благоприятном ключе. Стремления восстановить деревню, заниматься фермерством, решить проблемы со здоровьем или вернуться на место своего рождения, с точки зрения анастасийцев, более понятны чиновникам, чем прочие идеи движения.

В кругу сторонников движения родовых поместий сейчас приняты сдержанность в разговорах с «другими», избегание эмной терминологии и идей. В беседах со мной они приводили примеры того, как откровенное изложение своей позиции (или указание на собственную групповую идентичность) вызывало недоумение и у администрации, и у местных жителей, что становилось поводом для отказа в выделении участков земли:

Да, мы смотрели здесь. <…> Им обещали в аренду тоже эту землю и вот не дали, они там уже и участки пытались делить, там что-то сажали, но не дали землю, когда как бы узнали, что вот анастасиевцы, администрация узнала (жен. 1970 г.р., СПб.).

 

Типы социального устройства

В среде читателей книг Владимира Мегре обычно бытуют два различных мнения о принципах организации идеального места жительства. Для одних главным является строительство единого коммунитарного сообщества и распределение властных полномочий между всеми участниками проекта. Другая часть анастасийцев ставит во главу угла институт частной собственности и ее передачу по наследству и, соответственно, не ориентируется на последовательное строительство общины. При этом и те, и другие обычно ожидают, что их соседями будут единомышленники — люди, поддерживающие экологические идеи и общие жизненные ценности. Если рассматривать проекты анастасийцев, опираясь на предложенные Фердинандом Теннисом идеальные типы социального устройства — «община» (Gemeinschaft) и «общество» (Gesellschaft) [8], то чаще в разговорах можно заметить апелляцию к первому типу. «Источником утопического вдохновения», как и в XIX в. у русской интеллигенции, становится крестьянская община, в которой находят образец справедливости и самобытной демократии [Гордеева 2010: 14–15]. Однако воплощение в жизнь этих представлений нередко откладывается на отдаленное будущее, а противопоставление собственной ситуации искомому идеалу часто фигурирует в рассуждениях строителей поселений:

Да, у них совместное… у них [информант говорит об одном из поселений, сравнивая его со своим] община, вот именно община, у нас пока стадии… общинности нету, хотя я надеюсь, что это будет в дальнейшем, вот. Хотя вот… и здесь [нрзб.] оттого что у нас поселение размазано по деревням, ну как три деревни где-то… ну нет такого как бы… скученности (муж. 1979 г.р., СПб.).

По утверждению Ирины Гордеевой, идеологические основы создающихся в России экопоселений различны, однако большинство ориентировано скорее на западный образец, чем на «общинную мифологию», а движение за создание родовых поместий строится на идее частной собственности на землю [Гордеева 2010: 72–73]. По моим наблюдениям, дело обстоит несколько сложнее. Действительно, одной из основополагающих в книгах Владимира Мегре является идея о необходимости получения земельного участка в пожизненное пользование с правом передачи по наследству. Для некоторых его читателей это и остается самым главным. Но в определенный момент многие поняли, что отсутствие устойчивых связей между соседями и их обязанностей друг перед другом представляет проблему. Возникло опасение, что сосед может продать свою землю посторонним людям, которые построят на ней, например, завод или скотобойню. В таком случае воплощение экологических идеалов будет неосуществимо. Поэтому анастасийцы стали разрабатывать новые варианты «общественного договора», которые предусматривают большое количество взаимных обязательств. Такой принцип организации часто считается в сообществе более удачным, нежели тот, который доминирует в поселениях, где каждый является индивидуальным владельцем земли.

Инф. 1: Их [поселений] заложено около 600, по его [А.Ф. Черняева [9]] мнению, его мнение достаточно компетентно. Из них 500 — это которые люди оформляли землю в собственность, и где-то 100 — в аренду. Так вот, из этих 100, которые в аренду, поселений большую часть состоялись, на сегодняшний день в них проживает по три-четыре дома, ну как <…> Из тех 500, которые в собственности, не состоялось ни одно, то есть вообще ни одно, и это… это нюанс, это как раз ошибка, которая есть… ну как? Не то, что ошибка… там оказался нюанс в законодательстве… ну если о нем рассказывать… почему эти 500 остальных поселений не состоялись? Значит…

Инф. 2: Вроде, кажется, лучше в собственность, правильно?

Инф. 1: Значит, когда земля оформляется в собственность, то… из 100 человек, 100 человек… ну [нрзб.] собственников, то… человек смертен и смертен внезапно, и когда участок достается дальнему-дальнему родственнику, не имеющему к этим идеям… а большинство в России пока еще не имеют к этим идеям никакого отношения, то естественно желание человека получить выгоду… максимальную… естественно, он готов эту площадку, этот земельный участок, он готов продать под хранилище каким-нибудь… под бензозаправку, под деревообрабатывающие, под… ну подо все что угодно.

Инф. 2: И по закону ничего нельзя сделать.

Инф. 1: Вот, а в поселении… а так как если в поселении… появляется, скажем, забойный цех, бензоколонка, то сама идея этого поселения, она разрушается. И по закону Российской Федерации никакой… претензии данному индивиду предъявить нельзя, и это правильно на самом деле. То есть здесь ошибка в оформлении самого поселения, вот, по этому поводу мы эту задачу задали… юристам, юристам, которые вот… ну нас там проконсультиро… консультируют и курируют наши вопросы, риелторам, и они в общем-то представили всего… [нрзб.] нашли пока один вариант решения данной задачи, которая сохраняет… ну как бы вот эту идею: ну человек получает финансовый эквивалент, то есть он не землю продает, а получает финансовый эквивалент (Инф. 1 — муж. 1969 г.р.; Инф. 2 — жен. ок. 36 лет, СПб.).

Противоречивость указаний, изложенных в книгах Мегре, только питает убежденность сторонников противоположных идей. Возникающие с начала 2000-х гг. родовые поселения создаются на разных основаниях: одни представляют собой разбросанные участки, переведенные в индивидуальную собственность и не связанные строгими обязательствами по отношению к соседям. Другие, поскольку они не могут быть оформлены как родовое поселение [10], обычно именуют себя некоммерческими партнерствами [11], кооперативами, фермерскими хозяйствами и т.п. и стремятся к созданию в первую очередь поселения как единого целого. Последние могут быть как выкуплены у государства на баланс партнерства, так и взяты в аренду.

Здесь проявляются характерные тенденции времени: для одних людей неким идеалом, основанным на равенстве и братстве, остается советское прошлое — и именно его они хотят реставрировать своим проектом. Для других же исключительно важен принцип частной собственности. Исходя из этого появляется основание для дискуссий: что важнее — создание дружного коллектива единомышленников («работа над образом поселения», пользуясь терминологией анастасийцев) или оформление своего отдельного родового поместья? Часто оказывается, что в реализации идеи родового поселения главным становится не участок земли, а люди, и анастасийцы ориентируются в своем выборе места поселения не просто на понравившийся им кусок земли, но и на потенциальных соседей.

А там [в одном из поселений] нет коллектива, вот, мы тоже сразу это почувствовали, что нет коллектива, нет такого поселения как бы. Ну нет совета, знаешь, как обычно там? <…> Ну там… вот каждый, как вот, знаешь… у каждого… во-первых, там очень большие участки, большие расстояния между участками (жен. 1962 г.р., СПб.).

Хуторская система расселения зачастую не устраивает анастасийцев, поскольку соседи мыслятся в первую очередь в качестве единомышленников и товарищей в строительстве нового мира, чтобы можно было совместными усилиями организовать полноценную инфраструктуру, например провести электричество, построить дороги, школу.

Соб.: А Вы хотите именно в поселении? Чтобы были единомышленники?

Инф.: Так а что мне? Только это и надо. А что… а что я без единомышленников буду делать? Это действительно как… как Робинзон… отшельник… отшельн… нет, это уже отшельничество. Мне отшельничество не нужно, мне… мне надо, чтоб именно, чтоб были люди интересные, и вот именно… (жен. 1936 г.р., СПб.).

Таким образом, в рамках сообщества оказываются актуальны разные идеалы «жизни на земле». Однако анастасийцы верят, что в каждом поселении волею свыше обязательно подбираются люди, подходящие друг другу:

Или, например, те люди, которые не согласны с основной идеей, например, поселения, взглядами… группу людей, которая там собралась, этот человек подбирает, как сказать, или идет в другое поселение или это… все-таки в поселениях собираются люди, которые более-менее близки по своим взглядам, по своим… ну взглядам на поселение, по своему какому-то внутреннему мироустоянию. Вот, потому что поселения, они очень даже по своему какому-то характеру, по своей структуре, по подходу. Ну вот каждый идет своим путем, кто-то вот взял там один, просто в поле идет и создает просто свое поселение, это как родовое поместье, а у кого-то есть стремление именно что создать поселение экологическое. Кто-то вот именно что хочет обособиться… (жен. 1979 г.р., СПб.).

[следующая страница] [в конец]


[1] Главная героиня книг Анастасия обладает такими способностями, как телепатия, телекинез, телепортация, может общаться с «высшим разумом» (он является ей в виде светящегося шара), предвидеть будущее и изменять его, знает все существующие языки. [к тексту] 

[2] Пространство Любви — понятие, которое включает как территорию родового поместья, так и отношения между людьми независимо от их местонахождения. [к тексту] 

[3] Так часто называют последователей Владимира Мегре. Кроме того, движение могут именовать «Звенящие кедры России» или «движение родовых поместий». [к тексту] 

[4] Среди таких фильмов: «Родовые поместья Земли. Славное» (А. Шадров, 2007 г.), «Родовые поместья России» (В. Карабинский, Л. Ряднова, 2009 г.), «Вече П.Р.П. “Счастливое”» (Н. Падей, 2010 г.), «Родовое поместье “Розовый слон”» (Л. Ряднова, 2012 г.). [к тексту] 

[5] Солнечными Бардами называют себя исполнители песен с «позитивным» содержанием, например: «А на Земле быть добру» (Олесь из Любоистока), «Благодарная земля» (РАман Соколов), «Подарите мне Родину» (Вячеслав Пронин), «Родовые поместья мирян» (Александр Самофал) и др. [к тексту] 

[6] Например, газеты «Родовая земля» <http://rodzem.zeninasvet.ru/>, «Быть добру» <http://gazeta.bytdobru.info/>; книги: [Медиков 2006; Сафронов 2007]. [к тексту] 

[7] Под родовые поселения часто выкупают земли у владельцев паев, фермеров или получают в аренду от государства. Земельный пай — это участок земли сельскохозяйственного назначения, выделенный в собственность отдельным гражданам в общем земельном массиве. Практически вся земля, которая раньше принадлежала колхозам и совхозам, в результате земельной и аграрной реформ 1991–1996 гг. была распределена между работниками этих колхозов и совхозов. [к тексту] 

[8] Ф. Теннис классифицирует общественные отношения по типам воли. Все виды связанности, в которых преобладает «сущностная воля» (естественная), он называет «общиной» (или «общностью»). Отношения, сформированные посредством избирательной (рациональной) воли, — «обществом» [Теннис 2002]. [к тексту] 

[9] А.Ф. Черняев — автор популярной в среде анастасийцев книги «Золото Древней Руси. Русская матрица — основа золотых пропорций» [Черняев 1998], в которой идет речь о проектировании домов на основании древнерусских саженей. [к тексту] 

[10] Нужно заметить, что 18 февраля 2010 г. в Белгородской области был принят закон о родовых усадьбах (первоначально он анонсировался как закон о родовых поместьях, но не прошел с таким названием). Информация опубликована на официальном сайте Белгородской областной думы <http://www.belduma.ru/djvu/594186-594272.djvu>. [к тексту] 

[11] Например, таким путем пошло одно из крупных экопоселений Калужской области: «Как мы выходим из положения? До принятия закона о Родовых поместьях земля оформляется на Некоммерческое Партнерство, состоящее из хозяев поместий. В уставе Партнерства формируется образ поселения и определяется статус Родового поместья со всеми перечисленными выше требованиями. Устав утверждается Общим собранием и становится документом, обязательным для каждого жителя поселения. Далее каждому участнику Н.П. выделяется гектар земли в субаренду (похоже, сейчас это единственная доступная форма) для создания на нем Родового поместья» [Лазутин 2005]. [к тексту]

%cut%

Вопросы власти и самоуправления в религиозном движении «Анастасия»: идеальные образы родовых поселений и «воплощение мечты»

«Работа над коллективом»

Процесс создания поселения часто предусматривает разнообразные практики, способствующие сплочению коллектива будущих поселенцев, — это субботники, праздники, совместная уборка мусора, общий сенокос и т.д. Обычно в рассказах о своем поселении анастасийцы упоминают о той или иной деятельности, объединяющей сообщество. На одном из собраний жителей потенциального поселения, где я присутствовала, планировалось, что каждый участник будет проходить раз в год процедуру так называемого «продления», имеющую цель создавать ощущение сопричастности с группой. Поселенец в исповедальной форме должен поведать остальным о том, что произошло за последний год, как он видит себя и свой участок в поселении, какую роль выполняет для поселения в целом [1]:

Я вообще воспринимал так, что человек в 11 месяцев приходит и хотя бы что-то рассказывает, что вот он… ну придумал на своем участке: где домик, где не домик. Или просто говорит: «Я не могу так думать, потому что вот нет [разметки]» (муж. 1969 г.р., Лен. обл.).

Кроме того, в поселении бывают территории совместного пользования вроде «общего дома» и самые разные объекты, такие как родники, бани, гаражи, техника (например, тракторы). В некоторых поселениях организуются совместные предприятия: например, столярная мастерская и пилорама в «Ковчеге» (Калужская область), артель «Синегорье» и агрокомплекс «Солнечный» поселения «Ведруссия» (Краснодарский край).

Для достижения взаимопонимания в коллективе соседям необходимо постоянно договариваться, что-то обсуждать, учиться обосновать плюсы и минусы своей позиции и адекватно оценивать позицию другого. Умение находить компромисс считается способностью, характерной для людей с более развитой «осознанностью» [2], которую сложно достигнуть, живя вдали от природы. Сама атмосфера города препятствует принятию адекватных решений. Собрания и вече советуют обязательно проводить в поселении, поскольку на природе человек может отгородить себя от воздействий «системы» [3] и мыслить более осознанно [Ольховой 2009].

Все проблемы и недопонимания в группе возникают, согласно воззрениям анастасийцев, в первую очередь из-за духовного несовершенства людей, их неумения жить сообща. Об этом рассказывает Солнечный Бард, житель родового поселения в Белоруссии:

Ну самое главное, первая задача — это научиться общаться, потому что самому более-менее… ну можно научиться жить, вот, а с людьми рядом, ну это такой… как говорят, тренинг, семинар такой нормальный… ну практически бесконечный. Вот мы учимся общаться, собираемся, решаем там всякие вопросы, у нас есть общая… ну или у кого-то вдруг проблема… коллективно мыслить, отвечаем. Самое сильное, что есть на свете, это мысли человека, ну а мысль людей, единомышленников, объединенная, она вообще [нрзб.]. Ну, мы учимся этим пользоваться. Агрессия бывает. Первый раз когда собрались, духовные такие все, хорошие, и часа два плевались слюной там друг на друга, вот. Ну просто потому, что каждому было что сказать, а слушать никто не хотел. Думаю, вот, нормально, вот, ну это [нрзб.] потихонечку, помаленечку вот, учимся (муж. ок. 40 лет, запись концерта, СПб.).

Созданию хорошего коллектива и принятию верных решений активно помогает земля. Люди с плохими помыслами на ней долго не задерживаются, они так или иначе уходят:

У них вот как-то, знаешь, как-то вытесняет что ли земля по крайней мере из поселений, потому что там все-таки люди туда приходят с намерением там постоянно жить. И вот именно, что вот с этим стремлением объединиться и создать какой-то социум. То есть туда нужно очень много каких-то душевных сил, душевных стараний что ли прикла… приложить, чтобы найти вот общий язык со всеми и найти общее вот понимание. Потому что хотя вот идея одна, у всех очень разнятся взгляды на одни и те же вещи (жен. 1979 г.р., СПб.).

По этой причине у поселенцев есть обязательства не только перед людьми, но и перед землей, которая должна принять новое сообщество, «привыкнуть» к нему. В частности, проблемы при оформлении участков связывают не только с формальными причинами (такими как сложности получения очередной подписи в администрации), но также с неготовностью самих поселенцев.

Инф. 1: Не готовы мы, что ли хочешь сказать?

Инф. 2: Да, где-то не готовы, где-то потому что… а… ну почему не готовы? Потому что… почему вот [нужно], чтобы все приезжали там, чтобы здесь просто были, поэтому… ну здесь каждый думал, что и как… поэтому дело не в подписи, дело не в разметке, дело не в колышках даже, дело в нас самих. А что и как, и почему — ну не знаю, можно пообсуждать, кто что думает. <…> Григорий [4] говорит: «У тебя там… [желание], чтобы с самого начала жили, а людям нужна какая-то гарантия, типа: вот когда будут бумаги, тогда мы будем…» Но так тоже не получится, когда… нужно до этого уже быть. Когда будут бумаги и когда будет только [нрзб.], ну это уже не твоя земля будет (Инф. 1 — жен. ок. 54 лет.; Инф. 2 — жен. ок. 36 лет, Лен. обл.).

 

Коммунитарный проект

Говоря о партнерстве, анастасийцы обычно ссылаются на идеал общины, существовавший в прошлом. Впрочем, общинные эксперименты в принципе не новы. Как утверждает Ирина Гордеева в предисловии к книге Доминик Дюран, дискурс об общинности в России всегда был значимее, чем практическая реализация проектов идеальной жизни. Общим местом является воспевание традиционности, поземельной общины и «соборности» русского крестьянства [Гордеева 2010: 9–10]. Те же характеристики, по сути, присущи и новым строителям светлого будущего в родовых поместьях.

Читатели книг Владимира Мегре мечтают о преобразовании общества, которое строится по утопической социальной модели. Они верят, что «рая на Земле» можно достигнуть уже «здесь и сейчас», не дожидаясь воздаяния в потустороннем мире. Тогда как достижение общинности — это дело будущего и результат продолжительной работы.

Ну я в общем вернусь к нашим баранам, грубо говоря. Сейчас приходится людям по-новому учиться. Наши западные братья уже там прошли сорок лет опыта, и уже как-то чему-то научились, там решения многие поселения, общины принимают этим консенсусом… приходят именно к единогласию. Это в общем довольно высокий духовный уровень, нежели… А наши еще только к этому идут. <…> Это не просто, ну для нас еще, для современных людей, для наших предков это было гораздо проще (муж. 1962 г.р., СПб.).

Анастасийцы охотно принимают распространенные представления о себе как об экспериментаторах: они действительно строят новый, непонятный большинству социальный организм. Тема управления и власти подвергается в сообществе тщательной рефлексии. Многие говорят, что если самоуправление поселения будет работать успешно, если люди смогут договориться друг с другом или если кто-то один возьмет на себя все расходы — тогда что-то получится, а если нет — то ничего не будет. В идеале анастасийцы стремятся к максимальной автономии от города и городского образа жизни во всех сферах: политической, экономической, финансовой, нравственной и мыслительной. Смена места жительства — это независимость прежде всего сознания и воли человека от «системы» с ее идеологическим контролем, подчиняющим разум человека. Часто употребляемые метафоры «системы» — «капельница» и «костыли». Под ними понимается ограниченность человека, связанная с использованием благ технократической цивилизации, городским образом жизни и невозможностью контролировать производство потребляемых продуктов. Переезд на землю видится как шаг в сторону обретения желанной личностной свободы.

Последователи движения относятся со скепсисом к существующей государственной власти, потому что она является частью «системы» [5], однако отказываются и от каких-либо форм противодействия ей, поскольку любые формы политической активности в рамках «системы» в принципе равнозначны. Цель состоит в том, чтобы выйти за пределы актуальных форм власти, построить новый мир с новыми, справедливыми законами и правилами, где все будет зависеть от самих людей. Например, в тематической группе в социальной сети «В контакте» после удаления всех тем обсуждения, посвященных современной политической ситуации, модераторы пишут следующее:

Митинги, выборы... Ребята, я всегда считала, что люди нового мировоззрения понимают — борьба с системой бессмысленна. Бессмысленна, когда она — ее же методами делается. Было это миллионы раз в истории. Повторится и еще. Но результата не принесет. Борьба бывает и иной. Борьба бывает без борьбы)))) Анастасия рассказала как. <…> И должны быть мирные методы решения вопроса. Нам всем нужно учиться быть мирными воинами. Мы же просто не умеем, не знаем, как быть такими. Мы можем только агрессией, митингами… т.е. глупостью духовной (Группа «Звенящие кедры России». Запись 26 мая 2012 г. <http://vk.com/club27538>). 

Не все и не всегда согласны с такой позицией, но она отражает общий вектор устремлений анастасийцев — построить новый механизм, соотносящийся с законами природы, а не с порядками окружающего общества: 

Самоуправление — это не вертикаль власти, не уставы и не партии, а Присутствие Бога в жизни Человека и Божественных Законов в действии. <…> Опора на Дух, а не на коллектив отличает людей Новой Цивилизации от тех, кто подвластен системе. Им не нужно объединяться в партии, группы, движения — это все понятия и смыслы системы. Они объединяются в Общей Мечте и действиях, взаимопомощи друг другу, в Душе и Духе [Соболев 2009].

Один из радикальных вариантов «выхода из системы» — это самозахват земли; так поступают, например, жители поселения «Агнино», которые считают, что никакие официальные разрешения им не нужны, а благословение от «божественных инстанций» у них получено: «Мы приближаем момент выхода Указа о Родовых Поселениях [6]. И уверены… больше чем уверены — знаем, что он выйдет лет через 3–5» [7].

Несмотря на все разговоры об уходе от системы и совершенно новом типе социальной организации, рассуждая о нем, анастасийцы нередко ссылаются на образ коммунального единения, опыт которого они пережили в прошлом. Так, одна из моих информанток (1936 г.р.) рассказывала о золотой поре своей жизни — участии в строительстве Братской ГЭС, где она работала крановщицей и жила в общежитии. В интервью она воспроизводит советскую риторику утопической мечты преобразования мира с помощью новых технологий и заявляет: «Меня Братск сделал человеком!» По ее словам, их ГЭС была самая большая, самая мощная, самая известная, и они жили с постоянным ощущением, что делают полезное, нужное стране и людям дело. Прочитав книгу Мегре в 1997 г., она сразу поняла, что это именно то, к чему она стремилась всю жизнь. Читательница находит в «Звенящих кедрах» что-то близкое духу Братска, постоянно сопоставляя желанное содружество поместий со своим прошлым опытом (Полевой дневник автора 2010 г., СПб.).

Для нее и в книгах, и в реальном поселении наиболее значимыми являются совместные работы по «улучшению мира»: субботники, уборка мусора, посадка лесов и сбор макулатуры. Зачитывая цитату об организации зеленого месячника из газеты «Родовая земля», она выбирает важные для нее моменты консолидации:

Собрать под это доброе дело людей, у которых душа не очерствела, и, взявшись за руки, вернее за лопаты, высаживать и высаживать повсеместно деревья сотнями, тысячами <…>. Тем самым анастасийцы и о себе заявят, не скрывая, кто они, и сплачивающей… сплачивающей силой выступят, потому что другой такой реальной позитивной силы в обществе сегодня нет, и шествие господина [нрзб.] притормозят (жен. 1936 г.р., СПб.).

О ностальгии по советскому прошлому говорят даже те анастасийцы, которые его практически не застали. Одна девушка рассказывает о своем пребывании в школе Щетинина, которая описана в книгах Владимира Мегре как образцовая образовательная модель, следующим образом.

Там, что-то от Сов… знаешь, от Советского Союза, коллективное именно, понимаешь, эти вещи… в обычной жизни этого уже давно нету. Вот, знаешь, колхозами-совхозами пахнет, студенческими всякими этими выездами, там на картошку и все такое. Этого сейчас практически нету, а, знаешь, не хватает. Все равно это нужно… частично, это тоже какая-то грань нашего мира (жен. 1982 г.р., СПб.).

 

Вечевая форма правления

Какую же форму правления выбирают анастасийцы? Конечно, опираясь на идеологию индивидуализма и «божественной природы» личности, они считают, что каждый участник проекта имеет право влиять на принятие общих решений. Организаторы и лидеры поселений часто избегают репрезентировать себя в качестве руководителей и подчеркивают, что любой человек — строитель своего настоящего и будущего и должен самостоятельно отвечать за собственные поступки, не перекладывать ответственность на чужие плечи: учредителей, власти, родственников. Разумеется, такие декларации не всегда соответствуют действительности. Например, иногда за подобными рассуждениями скрываются попытки преподнести в качестве общего мнения идеи и инициативы отдельных людей.

При этом само слово «демократия» не вызывает у людей положительных эмоций, они понимают ее как систему «управления большинства всеми», при которой всегда будут конфликты и недовольные. Кроме того, в книгах Мегре подробно  излагается история о некоем Демоне Кратии (такова этимология слова «демократия», согласно В. Мегре), который придумал способ подчинения всех людей денежной системе, создающий иллюзию свободы [Мегре 2005а: 67–73]. В данном случае притягательной для читателей становится идея заговора и его разоблачения.

В разнообразных дискуссиях регулярно можно услышать мнение, что поселение — это место, к которому не могут быть применены обычные городские стандарты, и в нем не должен существовать привычный механизм власти. Обычно подходящей формой правления в поселении считается «народное вече» («собор» или «народоправство») как альтернатива демократии. Под вече анастасийцы понимают такое самоуправление, где каждый может выразить свое мнение и оно будет учтено. Лучший вариант — это «народное вече» с единогласным принятием решений на каждом собрании. Считается, что такой способ управления обществом существовал в «золотом веке» человечества — в Ведический период.

Наши предки были экстремалами-идеалистами: по каждому вопросу их интересовало мнение Бога и никого больше. И они узнавали мнение Бога, приходя к согласию. <…> Общины на демократических началах не бывает. Община = Копа, Громада, Мир [Мирошников 2009а].

Считая, что именно эта властная схема единственно правильная, анастасийцы исходят из того, что есть некая всеобщая истина, которая постигается при достаточной сознательности индивидов (т.е. «правд много, а истина одна»). Трактовки вечевого управления могут разниться, например в связи с вопросом, вся ли семья или только один ее представитель должны принимать участие в собрании. Обычно считается, что семья — это первая ступень вече; сначала вопрос решается в семье, а потом, когда согласие достигнуто, член семьи (обычно мужчина) представляет решение и интересы на вече. Иногда в голосовании принимают участие несколько членов семьи. Анастасийцы верят, что поселенцы могут (и должны) прийти к единому мнению по любому вопросу, а разногласия возникают только в силу недостатка информации.

Если человек что-то не понимает, не осознал, почему принимается именно это решение, то ему нужно объяснить. Иначе он все равно не сможет сделать так, как задумывалось. Либо не захочет, либо не сумеет из-за неполного понимания. Если же кто-то знает что-то, что не позволяет ему согласиться с общим решением, то это значит, что он должен объяснить большинству причину своего несогласия. Иначе получится, что в силу неполноты информации мы можем принять неверное решение [Мыльников 2002].

Принцип единогласного принятия решений объявляется обязательным на этапе сформированного поселения, когда все мелкие конфликты должны уже быть «за бортом», а люди «притрутся друг к другу».

Откуда это взято? Это взято от всей структуры, которая работает на уровне государств, как вступление России в ВТО и т.д., принимается решение единогласно, то есть это не откуда-то взято, это взято из практики. <…> Если что-то серьезное, то единогласно, а несерьезное — нечего и… (муж. 1969 г.р., СПб.).

Такой образ вече формируют СМИ, форумы веб-сайтов, встречи в клубах. Так, среди анастасийцев популярен фильм, который распространяется в основном через социальную сеть «В контакте», о вече в молдавском экопоселении «Счастливое» [8]. Согласно фильму и рассказам в Интернете, оно проходит еженедельно в общем доме, начинается с обязательной песни-гимна, настраивающей на определенный формат общения. После объявления тем для обсуждений выступают докладчики, затем следует дискуссия. Все решения вывешиваются в общем доме, и в течение недели их можно оспорить и снова вынести на обсуждение. Подобный вариант вече также заканчивается песней. Автор сообщения убеждает всех в том, что этот принцип действует безотказно и что на нем «возможно построить структуру гражданского общества, государств и народов. Точней говоря, я уверен, что мы неизбежно к этому подойдем» [9].

 

 

Видео. Вече в поселении родовых поместий «Счастливое»

 

Опыт экопоселения «Счастливое» транслируется и часто воспроизводится в других проектах. Представление о единообразии точек зрения не отпугивает свободомыслящих анастасийцев, для них оно является свидетельством духовного роста и приобщенности к божественным знаниям.

Хорошо было ведруссам — они рождались в обществе с единым мировоззрением, росли вместе, не зная путаницы в головах. В разных поселениях могли быть разные уклады, но внутри поселения был мировоззренческий монолит. Вече решало все вопросы вплоть до изгнания и смертной казни, и даже изгоняемый и казнимый были согласны с решением [Мирошников 2011].

Идею единогласия анастасийцы пытаются сопоставлять и с европейским опытом экопоселений. Один из активных жителей поселения «Ковчег» описывает свою поездку в немецкое экопоселение «Зибен Линден» («Семь лип»), основанное в 1989 г. В частности, он заостряет внимание на процедуре принятия решений, которая кардинально менялась с принципа единогласия до перехода к двум третям голосов, а также выделению специальных экспертных советов и групп, занимающихся конкретными задачами.

В первые годы жители поселения постоянно собирались вместе и часами обсуждали любые, даже самые незначительные, вопросы: в какой цвет покрасить ту или иную деталь дома, где и как сажать деревья, что готовить в общей столовой. Но прошло время, и всем это стало надоедать. Количество и длительность собраний выросли до того, что стало просто некогда воплощать в жизнь те решения, которые на них принимались.<…> На настоящий момент в поселении действует пять советов. Каждый из них несет ответственность за свою область жизнедеятельности общины — за финансы, строительство, питание, образовательные проекты и так далее. Советы состоят из пяти-семи человек, собираются по мере необходимости и принимают решение ста процентами голосов. Причем не то чтобы все должны быть «за», но никто не должен быть «против». Если кто-то голосует определенно «против», то решение не проходит. После принятия решения оно публикуется, но вступает в силу только через неделю [Лазутин 2012].

Похожие истории можно услышать и про собрания в поселениях анастасийцев. Истоки сегодняшней практики вече они видят в разных исторических периодах и географических местах, как в Новгородской республике, так и в более глубоком воображаемом прошлом Ведической Руси. Образ последнего черпается из разнообразной литературы, в том числе и из книг Мегре. Однако в любом случае вече ассоциируется с эрой всеобщего мира и согласия, существовавшей в далеком прошлом. Выбор названия «вече» указывает на риторику особого пути России и необходимость возвращения к исконным знаниям традиций:

Когда-то так жили наши предки. Было Вече — соглашен голос каждого. Этот голос был уважаем и принимаем всеми. Таким образом, творилась справедливость и принималось решение, удовлетворяющее всех до одного. Каждый тогда нес ответственность за такое решение, давал ему свою поддержку и энергию. Сегодня многие экопоселения и общины мира снова возрождают такой образ совместной жизни, когда общие решения принимаются консенсусом (единогласно). Иногда это бывает непросто и требует совершения большой внутренней работы и осознанности, позволяющей выйти на уровень, когда слышишь и понимаешь другого, как самого себя, а себя чувствуешь частью большого социального организма. Это процесс роста каждого и всего сообщества [Кирбятьев 2011].

Таким образом, для того чтобы сделать шаг вперед — добиться равноправия, достаточно повернуться к прошлому, «истокам». Традиции прошлого помогают совместному мирному проживанию в общине, сглаживают конфликты. В качестве доказательства этого положения анастасийцы указывают на культуры народов, далеких от технократии и живущих «на земле».

Ну это… я говорю, то, как жили наши предки, они жили общиной, и это была большая семья. Действительно вот, люди ощущали себя как семья, и… отношения были такими, и дети так вырастали, как бы… и это до сих пор осталось вот у… коренных… народов там, там у индейцев, у племен, племена… на… у… у эскимосов там, ну много — там, где люди живут [на земле]. И наши предки так жили, ну как бы… (муж. 1962 г.р., СПб.).

[предыдущая страница] [следующая страница]


[1] Должна заметить, что подобные мероприятия устраиваются и в других поселениях. Так, на встречах в клубе информанты рассказывали, что у них проводятся «защиты проектов» родовых поместий, во время которых необходимо подробно рассказать о своих планах на участке и обосновать свой вклад в развитие всего поселения (Полевой дневник автора 2012 г., СПб.). [к тексту] 

[2] Под «осознанностью» анастасийцы понимают уровень духовного роста личности, ответственность за последствия, которые производят действия и слова человека. [к тексту] 

[3] В книгах Мегре мы находим подробное описание «системы». Так, мы узнаем, что она создана жрецами — представителями «темных сил» на Земле. Жрецы произвели ее для того, чтобы лучше управлять людьми и, главное, разгадать тайну мироздания. Дело в том, что появление «темных сил» связано с творением Земли Богом. Прочие «вселенские сущности» позавидовали ему и захотели узнать секрет «сотворения», чтобы повторить этот уникальный опыт. Для этого они направили свои силы на венец творения — человека — и усыпили сознание людей. Таким образом возникла «система». Все религии в свою очередь были придуманы жрецами для ее поддержания, чтобы человек общался не непосредственно с Богом, а с разнообразными посредниками и таким образом отдалялся от него [Мегре 2003: 42–62]. [к тексту] 

[4] Имя изменено. [к тексту]

[5] Так, накануне выборов президента РФ 4 марта 2012 г. Солнечные Барды, проводившие свой концерт в Санкт-Петербурге, объявили, что для них не важны результаты голосования, поскольку они «свой выбор уже сделали» (Полевой дневник автора 2012 г., СПб.). [к тексту]

[6] Согласно книгам, рано или поздно в России наступит момент, когда будет принят закон, по которому каждый человек сможет получить гектар земли бесплатно [Мегре 2005б: 168]. [к тексту]

[7] Сайт «Наши родовые земли», тема обсуждения «РП “Агнино” (Чудовский р-н, Пертечно)», пользователь boginya, запись 1 мая 2009 г. <http://sotvorenie.ru/phpbb3/topic496start30.html>. [к тексту]

[8] См. сайт экопоселения «Счастливое»: <http://www.schastlivoe.com/novosti.html> и собственно фильм о вече: <http://vk.com/videos-27538?q=%D0%B2%D0%B5%D1%87%D0%B5&section=search&z=video97460628_161428262%2Fclub27538>. [к тексту]

[9] Сайт «Анастасия», тема обсуждения «Единогласие — реальный опыт нескольких лет ПРП Счастливое и других поселений РП», пользователь ура, запись 26 марта 2009 г. <http://forum.anastasia.ru/topic_42198_15.html>. [к тексту]

%cut%

Вопросы власти и самоуправления в религиозном движении «Анастасия»: идеальные образы родовых поселений и «воплощение мечты»

Попытки реализации самоуправления

Разговоры о родовом поместье зачастую носят нарочито декларативный характер, значительная часть заявлений остается в рамках дискурса. Те поселения, которые начали так или иначе функционировать, существуют в нескольких режимах. Большинство поселенцев продолжают жить в городе и используют свои поместья как дачи, места отдыха или как потенциальное место жительства в отдаленном будущем. Некоторые поселения существуют только номинально, в реальности же участки поселенцев вошли в ближайшие деревни и их владельцы не имеют друг с другом почти никаких общих дел. Ряд проектов оказался более успешным, в таком случае в поселении постоянно живет некоторое количество семей.

Несмотря на создаваемый позитивный образ родового поселения, который представлен на сайтах, в фильмах и на фотографиях анастасийцев, в их среде, однако, часто ведутся разговоры о проблемах и ссорах между поселенцами. Слухи и толки распространяются, наполняясь каждый раз новыми деталями. Например, гостья поселения рассказывала о конфликте, разыгравшемся на ее глазах из-за того, что домашнее животное одного из поселенцев нанесло незначительный ущерб имуществу другого. У нее остались и другие неприятные впечатления от визита в это поселение.

Когда были праздники, меня оттуда не очень деликатно просили удалиться, чтобы я не слышала их внутренних дел, и это было неприятно. Поскольку пришлось кантоваться в нескольких домах, то случайно была свидетельницей, как одна дама ходила и каждого предупреждала, чтобы гостей (меня и еще двух ребят) не звать на посиделки, чтобы «чего лишнего не узнали и в клубе не рассказали». Бросились в глаза напряженные отношения между некоторыми поселенцами. Осталось впечатление каких-то дрязг :((( (жен. 1981 г.р., СПб., из личной переписки, 18.10.2008).

Разумеется, кроме воодушевляющих отчетов, читатели Мегре публикуют на сайтах и в газетах и рассказы о своих проблемах и горестях. Часто встречаются опасения малолюдности, невозможности обустроить социальную сферу в поселении, где никто постоянно не живет.

Инф.: А теперь там какие-то… говорят, ну… «почему… почему бы нам не… не назвать дачным поселком?» Вот они будут жить себе там, в Москве или во Владимире, кто где, а сюда, значит, просто как на дачу приезжать, в общем [нрзб.] там уже не первый раз… какие-то. А другие купили даже два участка или три, может быть, и вообще, их даже в лицо никто не знает, вообще не приезжают, а как? А как хорошо, они не беспокоятся, что ничего у них не пропадет, потому что…

Соб.: Соседи?

Инф.: Соседи присмотрят, понимаешь? А… ни… ниже… нужно все время скашивать, потому что если не скашивать, там же что будет? Значит, это пускай другие делают, а они вот так вот не приезжают. Наверно, просто ждут, когда земля очень, да, подорожает — перепродать. В общем, проблем, конечно, много всяких, вот не знаю, как они… они все эти.

Соб.: Много всего надо предусмотреть, конечно.

Инф.: Тут даже не предусмотреть, а просто, чтоб удачно… удачно попасть, чтобы собрались именно те, которые нужны тебе и которым ты нужен. Потому что это… с самого начала это никогда не бывает так все гладко, потому что все люди разные, но вот, я говорю, что читают одну и ту же книгу, а все там видят разное совсем. Каждый свое видит, то, что хочет (жен. 1936 г.р., СПб.).

На публичных встречах очень редко можно услышать критику в адрес поселений, подобные темы стараются заглушать и не поддерживают их развитие. Зато в приватной сфере (на тех же собраниях) люди раскрепощаются и кто-то более, кто-то менее осторожно выказывает свое непонимание или недовольство политикой в тех поселениях, где он был. Типичный случай произошел на одной из встреч клуба, когда участница поведала «в узком кругу» о том, как она была вынуждена выйти из поселения, членов которого окружающие также знали. Тему разговора никто не поддержал, а ее замечание, что она не хочет подробно об этом говорить, все приветствовали и сменили тему (Полевой дневник автора 2010 г., СПб.).

Формы проведения собраний, сходок, встреч в разных поселениях отличаются. Часто эти мероприятия проводятся в городе, особенно если земля еще не оформлена или даже не найдена. Как правило, на встречах присутствуют только «свои», но иногда приглашают и посторонних, особенно если целью встречи является не решение конкретных вопросов поселения, а демонстрация коллективной идентичности, т.е. устраиваются танцы, концерты, игры, праздники.

Выездные собрания обычно проводятся летом, потому что в это время собирается большее количество участников проекта. Если поселение расположено недалеко от города и в нем господствует идеология коллективизма, то встречи могут проводиться с некоторой периодичностью в течение всего года. Часто собрания организуются стихийно, когда возникает повод: скажем, необходимость обсудить вопрос перевода земли из одной категории в другую [1], желание провести праздник или собрать деньги для поздравления главы поселения. Некоторые поселения переводят собрания на регулярную основу. Например, экопоселение «Ковчег», находящееся в Калужской области, управляется общим собранием жителей, где решения принимаются тремя четвертями голосов. В одном из крупных поселений анастасийцев в Краснодарском крае общее собрание устраивается раз в год, а частные вопросы решаются между ближайшими соседями на четырех специально отведенных для этого полянах (Полевой дневник автора 2012 г., СПб.).

Спектр вопросов, обсуждаемых на собраниях поселенцев, достаточно широк: обычно в повестку дня входят новости по поводу оформления земли, переговоров с администрацией, согласования и подписания тех или иных документов. При отсутствии земли обсуждаются планы и «инвестиционные проекты» поместий, потенциальные места ее приобретения, «работа над образами». В случае некоммерческого партнерства осуществляется прием новых членов в поселение; новичков часто просят поведать о своих планах на землю и будущий переезд, задают вопросы относительно питания, отношения к книгам Мегре, узнают биографические сведения.

Мое присутствие на одном из собраний группы, организующей поселение, показало, что одним из самых болезненных моментов оказывается представление о социальной справедливости, достигаемой или не достигаемой через самоуправление. Поскольку все одинаково свободны и преследуют единую цель, то предполагается равная доля каждого участника в общем деле/делах. Всегда получается, что есть группа людей более или менее активных и вовлеченных в проект. В какой-то момент одна сторона ощущает некоторую неравномерность затраченных ресурсов (времени, финансов, физических сил) и, разумеется, хочет уравнять свои затраты с затратами других участников либо получить большее количество «бонусов» [2]. Наиболее часто конфликты происходят при распределении полномочий, выяснении, кто и за что должен платить и кто чем пользуется.

На сегодняшний, на сегодняшний день мы можем спланировать одно или два дела уже вот на своих вот, ну участках, так скажем. То есть не на своих участках… ну… а общие какие-то. <…> Но здесь два момента… то есть это… ну народ нужен, проще говоря, мы тогда бревно [нрзб.] и то еле-еле выковыряли [нрзб.]. Вот и нужно… если мы это делаем, то такие моменты возникают, то есть, во-первых, нужно тогда опять вот ввести вот эти вот, то, что мы сейчас собираемся. <…> А вторая часть вопроса здесь всего… у нас на сегодняшний день, на сегодняшний день где-то 11 семей сдали… вот, ну то, что сюда, понятно, да? <…> но у нас получается, одна треть активно участвует, а две трети… ну скажем, пассивно где-то находятся, пассивно, да, участвуют. И… тут надо решить, то ли мы их достаточно жестко напрягаем, ну потому что финансы-то нужны, ну чтоб доделать, ну или… надо что-то с этим делать! (муж. 1969 г.р., Лен. обл.).

Обиды на тех, кто не несет никакой ответственности, игнорирует собрания, заканчиваются тем, что, несмотря на превозносимый принцип единогласия, не пришедшие и соответственно не получившие какую-то информацию участники должны принять решение большинства. Например, упомянутая процедура продления аренды участков предполагает, что каждый член некоммерческого партнерства выступает перед своими соратниками, которые выносят коллективную оценку сделанному. В позиции «слабого игрока» оказываются те, кто не проявил себя публичным членом сообщества: не участвовал в собрании, общих делах, не «знакомился» с землей. Иногда таких участников выгоняют.

Инф. 1: А если они не приедут, соответственно, им ничего и не продлится. <…>

Инф. 2: То, значит, тогда получается, что им не нужна эта земля, и мы будем тогда ее другим отдавать, то есть как бы, да? Ну а что делать тогда? Ну если у человека будет уважительная причина, ну бывает же такое вот… (Инф. 1 — жен. ок. 35 лет, Инф. 2 — жен. ок. 54 лет, Лен. обл.).

Доминик Дюран описывает проблемы в организации труда и ответственности за общую собственность, с которыми сталкивались коммунары, исповедующие лозунг «от каждого по потребностям». Осознание разного вклада в общее дело выливалось в бесконечные споры [Дюран 2010: 99–100]. Похожая ситуация складывается сейчас в родовых поселениях. В рассказах анастасийцев звучит желание избежать так называемой «трагедии общинных пастбищ», которая возникает, когда совместная (т.е. ничья) территория используется для личной выгоды, что влечет за собой истощение природных ресурсов и экологические проблемы [Hardin 1968]. Идеологи движения настаивают на учете интересов как каждого человека, так и окружающей среды в целом.

Чтобы достичь такого состояния, они стараются наложить на участников разнообразные ограничения. В результате часто происходит бюрократизация самоуправления: избирается председатель, ведутся протоколы, устанавливается регламент, проводится голосование. Однако формализм, который проявляется в создании разнообразных уставов, проектной документации и пр., также вызывает неприятие.

Ведь типовые документы несут в себе каинову печать демократии: в них обязательно прописаны налоги (взносы), голосование (1/2 или 2/3 голосов) и властный центр (директор, председатель), на отсутствии которого настаивала Анастасия [Мирошников 2009б].

По сути, ни одно из родовых поселений анастасийцев еще не пришло к той стадии общинности, о которой мечтают многие. В разговорах люди ссылаются как на неготовность и незрелость России в целом для реализации этих проектов, так и на индивидуальную несостоятельность.

 

Заключение

Для поселений анастасийцы находят собственный вариант самоуправления — вече. Предполагается, что властная система, построенная преимущественно на доверии и самосовершенствовании, будет хорошо работать. Вече — это не только воображаемый способ правления в поселении, оно воспринимается гораздо шире и может переноситься и в виртуальное пространство. Например, в сети «В контакте» в группе «Звенящие кедры России» тема, посвященная вопросам администрирования и предложениям новых проблем для обсуждения, называется «Народное вече». Идея состоит в том же — предоставить возможность каждому участнику группы выражать свое мнение.

Опасения и страхи, связанные как с потенциальными, так и с реальными конфликтами, которые могут спровоцировать люди, поступающие не по уставу поселения и не по книгам Мегре, обычно сдерживаются соображением, что земля (Вселенная и т.д.) сама все расставит по своим местам. Ни одно дело не принесет положительного результата, если человек пойдет против земли, т.е. против Бога. Поступающий так всегда будет наказан. Нередко происходит смешение советского дискурса с присущими ему патриотизмом и образами предателей, «продавших Родину», и вполне религиозных представлений о божественном возмездии за попытку получить выгоду от святыни или чуда. Преступным считается намерение заработать на продаже земли: человека, обогатившегося на «самом святом», ожидает плохой конец, потому что родину («кусочек родины») продавать нельзя [3].

Создавая образ благополучного и справедливого мира, анастасийцы тем самым мифологизируют прошлое, в котором они находят все то, к чему стремятся. Используемая ими терминология подразумевает реконструкцию актуальной прежде формы самоуправления, при этом она наделяется дополнительными смыслами. Так, вече понимается как диалог с Богом, приводящий к единогласному принятию решений. Вместе с тем для многих читателей «Звенящих кедров» более знакомым является советский опыт, и при описании своего видения общежития они опираются на него, иногда противопоставляя ему свои идеалы, а иногда находя значимое сходство. Возможность достижения новых форм властных отношений, с их точки зрения, не может осуществиться революционным путем, поэтому они, как правило, отказываются от противостояния современной власти. Анастасийцы верят, что настанет такое время, когда все случится само собой: все люди переедут в родовые поместья, вслед за этим изменится сознание человека и вместе с ним изменится и мир.

 

Библиография

Гордеева И. Предисловие // Дюран Д. Коммунизм своими руками: образ аграрных коммун в Советской России. СПб.: Изд-во Европ. ун-та в Санкт-Петербурге, 2010. С. 7–74.

Дюран Д. Коммунизм своими руками: образ аграрных коммун в Советской России. СПб.: Изд-во Европ. ун-та в Санкт-Петербурге, 2010.

Земельный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 25.10.2001 г. № 136-ФЗ (в редакции ФЗ РФ от 25.06.2012 г. № 93-ФЗ) // Официальный интернет-портал правовой информации. <http://www.pravo.gov.ru/>.

Кирбятьев В. Немного об экопоселениях — или «Добро пожаловать в Будущее!» // Экопоселение Ковчег. [2011]. <http://www.eco-kovcheg.ru/think6.html>.

Лазутин Ф. Как мы оформляем землю // Экопоселение Ковчег. 2005. 31 дек. <http://www.eco-kovcheg.ru/index3.html>.

Лазутин Ф. Экопоселение «Зибен Линден», Германия // Сеть экопоселений и экоинициатив России. 2012. 10 февр. <http://gen-russia.ru/фёдор-лазутин-экопоселение-«зибен-ли/>.

Мегре В.Н. Новая цивилизация. М.; СПб.: Диля, 2005а.

Мегре В.Н. Сотворение. М.; СПб.: Диля, 2005б.

Мегре В.Н. Энергия жизни. М.; СПб.: Диля, 2003.

Медиков В.Я. Национальная идея. Орел: С.В. Зенина, 2006.

Мирошников В. Демократия и копное право. Отличия. Для чего служит единогласие // Тартария. Родовые поместья. [2009а]. <http://www.tartaria.ru/Rod/RP/Obraz/Edinoglasie.aspx>.

Мирошников В. Официальные документы. Демократия или самоуправление? // Тартария. Родовые поместья. [2009б]. <http://www.tartaria.ru/Rod/RP/Obraz/Edinoglasie.aspx>.

Мирошников В. Самоуправление в поселении. Подготовительные материалы к круглому столу. Ч. 1 // Тартария. Родовые поместья. 2011. <http://www.tartaria.ru/Rod/RP/Festivali/Konf_2011/mat_krug_stol.aspx>.

Мыльников Д.Ю. Как создать родовое поселение // Пространство жизни. 2002. Сент. <http://www.livespace.narod.ru/poselen/Create_pos.html>.

Ольховой Д. Организация поселений: успешные шаги и камни преткновения. Управление в поселении, проведение поселенческих собраний // Быть добру. 2009. № 11 (47). <http://gazeta.bytdobru.info/pag/47.php#3>.

Рис Н. «Русские разговоры»: Культура и речевая повседневность эпохи перестройки. М.: Новое литературное обозрение, 2005.

Сафронов О.В. Родовое поместье: шаг навстречу мечте. М.: Сельскохозяйственная лаборатория, 2007.

Соболев А. Управление системой. Ч. 2: Самоуправление и Свойства Материи // Поселения.ру. 2009. Нояб. <http://www.poselenia.ru/forum/topic/1601>.

Теннис Ф. Общность и общество. Основные понятия чистой социологии. СПб.: Владимир Даль, 2002.

Черняев А.Ф. Золото Древней Руси. Русская матрица — основа золотых пропорций. М.: Белые альвы, 1998.

Hardin G. The Tragedy of the Commons // Science. 1968. Vol. 162. P. 1243–1248.

[в начало] [предыдущая страница]


[1] В Российской Федерации земли по целевому назначению подразделяются на следующие категории: 1) земли сельскохозяйственного назначения; 2) земли населенных пунктов; 3) земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения; 4) земли особо охраняемых территорий и объектов; 5) земли лесного фонда; 6) земли водного фонда; 7) земли запаса. Земли сельскохозяйственного назначения предоставляются для нужд сельского хозяйства; для возведения жилых капитальных строений (а не хозяйственных построек) необходимо перевести землю в другую категорию или получить разрешение на использование участка для дачного строительства вместо личного подсобного хозяйства (ЛПХ) [Земельный кодекс 2001]. [к тексту]

[2] Например, тем, кто занимается строительством общих сооружений на территории поселения, остальные участники могут оплачивать работу или предоставить расширенные возможности использования совместных владений. Кроме того, присоединившихся позднее единомышленников часто просят разделить часть издержек предшественников. [к тексту]

[3] Видеофильм «Третья встреча представителей действующих экопоселений. Февраль 2008 г., экопоселение Ковчег» <http://eco-kovcheg.ru/krug2008-02.html> или <http://www.youtube.com/watch?v=SB19h1yFBrA>. [к тексту]


Сайт журнала «Антропологический Форум»
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна